Картинка к важной новости

Илья Азар беседует с летнешкольниками (Автор фото: Дмитрий Шубин)

28 июля 2014 г.

Илья Азар: «Вы здесь живете, учитесь, общаетесь — это важнее, чем послушать лекцию какого-нибудь журналиста»

Российский журналист, специальный корреспондент сайта «Эхо Москвы», бывший специальный корреспондент интернет-издания Lenta.ru, рассказал летнешкольникам каково быть единственным пишущим журналистом на радио, как написать хороший репортаж и почему Летняя школа похожа на «Селигер». Мы публикуем выдержки из дискуссии с Ильей Азаром.

Настоящий журналист – это фотограф

Пишущим журналистам, по сути, на войне делать нечего. Я считаю, что настоящий журналист — это фотограф. Фото- и тележурналисты находятся в наиболее рискованном положении. Им нужно быть ближе к месту непосредственных действий. Условно говоря, на Майдане пишущему можно стоять в двадцати шагах от происходящих событий — и так все видно, зачем подходить, — а вот фото- и тележурналисты рискуют сильней. Поэтому кому-то прилетает гранатой (светошумовой или обычной), в кого-то залетает пуля. Так что писать все же лучше, безопаснее. С другой стороны, я завидую фотожурналистам — мы вместе находимся на месте событий, но потом они быстро за полчаса передались, а тебе нужно идти и еще 4–6 часов писать текст.

Интервью — это очень быстрый процесс

Интервью как жанр замечательно тем, что это очень быстрый процесс. В этом смысле оно куда лучше, чем любой другой текст: два часа на подготовку, два — поговорить и еще два на расшифровку. Другие виды текстов, конечно, тоже могут отнимать немного времени, но поговорить с одним человеком приятнее, чем опрашивать кучу человек.

Главная проблема у журналистов с интервью — согласование. Это самое мерзкое. И сейчас почти все этого требуют. Даже Сергей Удальцов (российский левый политический деятель, координатор «Левого фронта» — прим. ред.), когда мы с ним в последний раз общались, неожиданно сказал: «Ну ты мне пришли текст». Я офигел. Этого можно было ожидать от чиновника… причем высшего разряда: именно они реально боятся, что кто-то лишит их работы, а чего Сергею Удальцову-то бояться? Согласование очень затягивает процесс и нередко влияет на качество текста.

Мало кто скажет корреспонденту то, о чем говорит друзьям

Когда я делаю репортаж, если есть возможность, я предпочитаю слушать разговоры людей между собой, а не брать интервью. Если люди понимают, что общаются с журналистом, они, в лучшем случае, начинают корректировать свою речь, а в худшем — мысли. Вряд ли кто-то скажет корреспонденту то, о чем говорит друзьям, именно поэтому неплохо иногда «корректно подслушать». Не надо, конечно, проникать в чужую квартиру или висеть за окном, но если идет какой-то любопытный разговор на площади — постоять рядом и послушать вполне допустимо. Именно в таких разговорах можно услышать что-то реально интересное и живое.

Социальные сети заменили новостные сайты

По большому счету, сегодня твиттер с фэйсбуком заменили новостные сайты. Заходить целенаправленно на новостной сайт? Мне вообще кажется, что они существуют скорее для журналистов. Самая интересная информация — в социальных сетях. Зачем людям читать новости про все подряд? А в твиттере сидят люди со схожими интересами. Они, наверно, доверяют друг другу, и там все самое важное и интересное появляется в любом случае.

Сложно быть единственным пишущим человеком на радио

Я не вижу очевидных плюсов или минусов «Эха Москвы». Как выражается Венедиктов (главный редактор радиостанции — прим. ред.), «Эхо» — как супермаркет, где есть овощи, есть фрукты. Бери, что хочешь. Я просто сам не люблю ни радио, ни ТВ. Я люблю читать тексты.

Сложно быть единственным пишущим человеком на радио. На «Эхе Москвы» очень сложная система работы: нет редактора, нет корректора, нет вообще ни одного человека, который бы вычитывал тексты, прежде чем их выставлять на сайт. Ты присылаешь репортаж с Украины, а он выходит через 7 минут. Спорно и странно! Хорошо, что это не кончилось судебным иском или убийством меня. Когда нет начальника, который дает тебе тему и с тобой ее обсуждает, то тебе, в лучшем случае, помогает коллега-радиоведущий, который в текстах понимает мало. А еще, когда не с кем обсуждать, никто не давит, а если никто не давит, значит можно посидеть дома.

Журналисту обязательно нужен редактор

Редактор — партнер, соавтор текста. Конечно, не настолько, чтобы писать его фамилию под текстом, но он играет важную роль. Важно, чтобы у вас с редактором сходилось понимание того, что и как нужно писать, иначе получится так, как часто бывает: тебе дают задания, которые тебе кажутся дурацкими, глупыми, неинтересными, а ты должен их выполнять. Из этого ничего хорошего не получается. Редактор обязательно нужен журналисту, потому что ни один автор, по большому счету, не способен систематически писать хорошие тексты. Редактор должен править текст стилистически, исправлять за корреспондентом огрехи и даже подсказывать ему, как лучше поймать сюжет, как лучше написать. Это очень полезно и нужно.

Самый важный опыт — опыт проб и ошибок

Чисто внешне «Летняя школа» напоминает мне «Селигер». Лагерь, палатки, речка, молодежь… А если серьезно, то сложно что-то конкретное сказать, пробыв здесь несколько часов.

В целом, Школа мне кажется прикольной. Вы здесь живете, учитесь, общаетесь — и это даже намного важнее, чем послушать лекцию какого-нибудь журналиста. Пообщаться, завести связи, обсудить с вашими друзьями какие-то проекты — это очень важно. Опыт у каждого индивидуальный, поэтому слушать опытных журналистов о том, как и что они делают, кажется мне бессмысленным, потому что самый важный и действенный опыт — опыт проб и ошибок. Только он помогает сформироваться журналисту. А то, что старшие коллеги сказали, как надо работать — это незначительно. На самом деле, каждый работает по-своему. И не факт, что тот, кто делает как-то иначе, делает хуже. Он просто делает по-другому.

Мастерские-2017

16 марта 2017 г.
ЛШ уже скоро

Время волшебства

31 декабря 2016 г.
С новым годом, ЛШ

Путь в медицину-2017

2 сентября 2016 г.
Фото: МедО

Мастерские-2016: набор

15 декабря 2015 г.
Фото: Макс Кошкин

Путь в медицину 2016

29 октября 2015 г.
Фото: Макс Кошкин/ЛШ2015

ЛШ-2015 is live

14 июля 2015 г.
Фото: Никита Зимин

НАБОР: the youth problem

22 апреля 2015 г.
Это Егор. Он невероятно талантлив, но до сих пор школьник. Извини, Егор.

НАБОР: day#1

21 апреля 2015 г.
Гриша Тарасевич каждый день много работает и потом еще немного работает. Мы стараемся не отставать.

ЛШ2015: поехали

20 апреля 2015 г.
Можно начинать подавать заявки. Всё хорошо

За верность науке

4 февраля 2015 г.
10 февраля 2015 г. на сцене Колонного зала Дома союзов пройдет торжественная церемония награждения лауреатов Премии «За верность науке»

Июль – наш!

21 июля 2014 г.
Теперь участников и гостей ЛШ встречает арт-объект - логотип проекта

Потому что

23 апреля 2014 г.
Наташа Кузнецова, координатор мастерской тотальной журналистики - "Потому что на Школе получаешь ответы на вопросы. А перед этим и сами вопросы".

Все снова начинается

15 апреля 2014 г.
автор фото: Никита Зимин

ЕСТЬ?

6 ноября 2013 г.
Астрофизик Михаил Казанович - пробраз одного из героев пьесы ( Фото: Никита Зимин)

"Флеровские чтения - 2014"

25 декабря 2013 г.

И снова в путь

20 октября 2013 г.

Мы - первые

5 сентября 2013 г.