Мастерская «Танец»: интервью директора Алёны Папиной

3 мая 2018 г.

Танец

Все интервью ЛШ-2018 на Soundcloud

Слушать в iTunes

Андрей Ромашков: Итак, сегодня мы разговариваем с Алёной Папиной, директором мастерской танца Летней школы 2018. Привет, Алёна!

Алена Папина: Привет!

А.Р.: Твоя мастерская немного выбивается из стройного ряда направлений Летней школы, которые в большинстве своем посвящены знаниям, а если и умениям, то скорее умственным, а тут танец. Как так получилось, давно ли существует мастерская, и чему именно у вас там учат?

А.П.: Моя мастерская в моей голове существует уже порядка трех лет, но физически она открывается на Летней школе в первый раз. До финальной реализации программа дошла только в этом году, и я подала на открытие. Меня очень вдохновила своим примером Варвара Фуфаева с мастерской живого театра, и я подумала, что если уж такая мастерская, которая не специализируется на академических знаниях и исключительно сидении с ноутбуком, имеет право быть на Летней школе, почему бы танцу тоже там не расположиться.

Что касается знаний и академических навыков: на самом деле у танца есть теория, как искусствоведческая, так и анатомическая.

Мы не будем заниматься исключительно физикой и только нарабатывать технические навыки, но мы будем много осмыслять.

Поэтому я не назову это мастерской без знаний, это как раз мастерская про телесные знания, которые раритетные и которые, как правило, никто не преподает в школе, и даже не преподают во всяких танцевальных или специализированных заведениях.

А.Р.: Понятно. А для кого предназначена эта мастерская? Есть какие-то требования по возрасту, по роду занятий? Наверняка нужно хоть что-то уметь танцевать, правильно? То есть меня там, наверное, не ждут.

А.П.: Я не скажу, что нам важны на мастерской исключительно танцовщики, это не так. Я бы сказала, что хорошо, если у тебя есть какой-то навык движения. Например, мы можем взять людей, которые занимаются йогой или пилатесом. То есть люди, которые уже находятся на базовом уровне знакомства со своим телом, кроме будничного его передвижения и будничных движений, которое оно выполняет. Мы будем рады даже акробатам, если они появятся и заявятся к нам в гости.

Нам не важно, какой стиль танцует человек, который подается на мастерскую. С танцевальным опытом это может быть и хип-хоп, и бальные танцы.

Для нас очень важно, что, независимо от твоего бэкграунда, мы идем к общему знаменателю: как можно помыслить танец, как можно работать со своим телом, исходя из анатомических принципов. И поскольку люди устроены в большей степени по одинаковому принципу, который научно закреплен в анатомических знаниях, то это то, что будет нас объединять. И также теория искусствоведческая: она будет давать нам тенденцию к тому, чтобы обсуждать разность подходов в разных стилях танца, идеологии, приходить к тому, что нет чего-то лучше или хуже, а есть много возможностей, которые можно компилировать ради того, чтобы создавать произведение искусства.

Мне кажется, было бы здорово, если бы людям было от 20 лет, поскольку это определенное состояние ума. Я не отметаю возможности того, что 18-летний человек может быть очень мыслящим и вдумчивым, но мне бы хотелось, чтобы это были люди, которые уже вышли из школы и уже как-то почувствовали жизнь вне школьных и чуть-чуть за пределами университетских стен, то есть это молодые, ищущие. Но при этом мы не закрываем двери мастерской для людей 30 лет, 35 лет. Мне кажется, людям старше 40 это может быть не очень интересно, поскольку, как правило, это уже сформировавшиеся личности, которые занимаются своей профессией, и они скорее будут рассматривать это как хобби. Поэтому мы рассматриваем промежуток от 25 до 35 лет как возраст, в котором можно принять какие-то изменения в свою жизнь, которые могут быть поворотными.

А.Р.: Как раз про профессию и хобби. Можно ли сказать, что о профессиональном танце как раз на мастерской речь не идет, то есть это направление исключительно для души, или участие может помочь человеку как-то осознать себя и развиваться в этой области как будущий профессионал?

А.П.: Я скажу, что мастерская может позволить развиваться как будущий хореограф, но не как будущий педагог и не как будущий исполнитель. Поскольку у нас нет задачи за такое короткое время, 6 дней, которые у нас будут рабочими, освоить какие-то технические навыки в совершенстве. Это просто невозможно. Познакомиться, да, открыть какой-то путь, да, но мы не можем взять на себя такую ответственность и педагогически тоже. Потому что педагогика предполагает системное образование, а хореография как искусство не имеет таких жестких критериев.

Это может быть толчком к тому, как можно мыслить о танце, и поэтому люди, которые уже практикуют в этой сфере, могут значительно продвинуться, а те, кто интересуется, могут для себя открыть карт-бланш в этой сфере.

А.Р.: А чем собственно ты и другие организаторы мастерской занимаетесь в обычной жизни? Танец — это твоя профессия или для тебя это тоже хобби? И будут ли какие-то приглашенные титулованные лекторы на мастерской?

А.П.: Да, нас двое в составе мастерской, это я и моя коллега Тая Рахматулина. Скажу, что мы обе занимаемся танцами, мы вместе работаем в Центре современного танца ЦЕХ, и у нас обеих есть параллельная практика.

То есть я совмещаю в себе роль куратора (создаю программы, пишу к ним тексты) и при этом постоянно занимаюсь, преподаю танец в совершенно разных местах, создаю собственные хореографические работы.

Я была резидентом ЦИМа недавно, выпустилась из Академии русского балета имени А.Я. Вагановой, магистратура «Художественные практики современного танца», специальность — хореограф. Не могу сказать, что я, как танцовщик театра, с 10 до 18 танцую, а потом преподаю. Я скорее совмещаю очень много функций в себе, но они все направлены на то, чтобы развивать танец.

Тая Рахматулина достаточно долго была в танцевальной компании, а сейчас работает управляющей в ЦЕХе. То есть она совмещает в себе многие административные и хозяйственные функции, но при этом продолжает практиковать танец. Она много занимается линди-хопом, насколько я знаю, ей очень близка соматика, у нее тоже есть опыт преподавания, просто она от него отошла в пользу других целей.

А.Р.: Что такое танцевальная компания?

А.П.: Танцевальная компания — это коллектив, группа людей, которые собираются вместе, чтобы тренироваться, потом показывают некую танцевальную работу. Условно это труппа.

А.Р.: Ну и наконец, опиши обычный день участника мастерской танец: чем вы будете заниматься, пока большая часть Летней школы будет сидеть, уткнувшись в ноутбуки?

А.П.: Надеюсь, что мы не будем сидеть, уткнувшись в ноутбуки — это коснется только наших лекторов. Мы мыслим с Таей так, что на каждый блок мы приглашаем педагогов. То есть мы приглашаем педагогов по движению, медитации, по Axis Syllabus, по технике contemporary dance, по соматике. Мы сейчас договариваемся с ними о том, какие и сколько классов они могут давать — это классы до обеда. После обеда — междисциплинарные художественные практики: это приглашенные художники из различных дисциплин, которые практикуют, например, кино или фото, саунд дизайн, и также являются опытными телесными практиками. Они создают работы на стыке своей и танцевальной дисциплины.

Мы будем через лекции и практику создавать свои собственные «наброски». Невозможно создать полноценную художественную работу за 3-5 часов, которые у нас будут, но мы будем обсуждать, как принципы, например, лингвистики, можно применить в танце для того, чтобы создать танцевальную работу.

Будут звезды, но звезд, мне кажется, мы позовем скорее на Фестиваль Летней Школы в Музеоне. Мы сейчас договариваемся с Сашей Монтлевичем — одним из самых ярких философов в России, как мне кажется, который размышляет именно на тему телесности и танца в обществе. Он преподает также в Aкадемии Русского Балета и у него есть собственная Школа интерпретации современного искусства для художника и зрителя «Пайдейя» в Питере.

Также будут именитые практики, если они согласятся: это педагоги ЦЕХа, у которых действительно многолетний опыт.

Они были одними из первых людей, которые начали практиковать современный танец, и у них большой опыт объяснения этих принципов. Это достаточно известные танцовщики и хореографы, люди, которые находятся в сфере современного танца.

А.Р.: И напоследок какое-нибудь напутствие для тех, кто подумывает подать заявку на твою мастерскую.

А.П.: Это обязательно нужно сделать, потому что мы не знаем, будем ли мы открываться на следующий год, и это уникальный прецедент. Мне кажется, в этом обязательно нужно поучаствовать!

А.Р.: Спасибо! Алёна Папина, директор мастерской «Танец» Летней школы.

Подробнее о мастерской

Подать заявку на мастерскую

Ещё подкасты

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

3 мая 2018 г.

>> все подкасты