Картинка к важной новости

Фото: Наташа Булдакова

26 июля 2022 г. «Пресс-изба»

Михаил Гельфанд: «Никакой специальной биоинформатической этики не существует»

22 июля Михаил Гельфанд, доктор биологических наук, провел семинар по теме «Эволюция бактериальных геномов». Пресс-изба спросила его о генной модификации, которая поможет людям избежать депрессий, исследовательском выгорании и о «Летней школе».

Прежде всего хочу сказать, что у вас классная желтая футболка. Чья это цитата? Что это значит?

Михаил в футболке с иллюстрацией и с надписью «За одного ученого двух неучей дают».

Это цитата Александра Васильевича Суворова, который здесь, собственно, нарисован. Такая историческая футболка. Её сделали по случаю конференции научных работников, когда была реформа академии и некоторые ученые против нее возражали. А так она в общем более или менее первая мне попавшаяся.







Как прошла лекция? Вам понравилось? Все были заинтересованы?

Лекция прошла хорошо. Я ее рассказывал максимально подробно (лекция длилась более двух часов, у нас даже закончилось место на карте памяти в видеокамере — прим. Пресс-избы), как я обычно не делаю. Из-за этого те, кто выжил, по-видимому, всё поняли. А так случился естественный дарвиновский отбор: кому надоело, тот просто свалил, не успел что-то послушать. Тоже хорошо.

Как вам снова находиться здесь после такого большого перерыва? Замечаете ли что-то новое? Или что-то старое?

Я каждый раз бываю здесь только один день. Это недостаточное время, чтобы заметить что-то новое, потому что я не знаю, каким было старое. Тут все-таки надо какое-то время пожить. В этом смысле я не тот человек, которому можно было бы задать этот вопрос.

Каким образом в биоинформатике проявляет себя этика или этичность?

Так же, как в любой науке. Не надо врать, не надо списывать. Никакой специальной биоинформатической этики, по-моему, не существует. Не надо утаивать фрагменты своего кода, данные должны быть в открытом доступе. Если у тебя попросили какие-то данные, из которых ты сделал таблицу, их надо выслать. Это стандартные общенаучные этические принципы.







Какие есть перспективные направления исследований в биоинформатике и какие направления биоинформатики для начинающих ученых?

Это разные вещи. Перспективные направления и перспективные направления для начинающих ученых это не одно и то же. Потому что просто перспективные направления могут быть немножко тяжелы [новичкам]. Неочевидно, что с них надо начинать. Например, полезно следить за метагеномикой. Здесь вы анализируете не один конкретный геном, а все геномы целого сообщества. Это вся геномика и всё, что вокруг геномики, связанное с единичными клетками. Когда вы изучаете не усредненную ткань, а индивидуальные клетки. Это наука, связанная с эволюцией программ развития. То, что называется парадигмой evo-devo, revolution development. Вот то, чем надо заниматься. Это на самом деле связанные вещи, потому что evo-devo делается в значительной степени через анализ единичных клеток.

Возможна ли такая генная модификация, которая поможет людям избежать депрессий, панических и тревожных расстройств?

Теоретически — да, практически — нет. Всё связанное с функционированием нервной системы и тем более психики — это вещи, которые зависят от очень большого количества генов. Нет одного гена, который надо починить, и мы навсегда избавимся от всех депрессий. У депрессий есть большой генетический компонент, но он диффузный. Мы не можем сказать, от какого конкретно гена это зависит. Поэтому в обозримом будущем никакой генетической терапии ни депрессий, ни каких-нибудь других сложных болезней не предвидится.

Было ли у вас исследовательское выгорание? Если да, то как вы с ним боролись?

Нет, не было.

Вам никогда не надоедало то, что вы делаете?

Нет.






Это здорово. А вот что вы посоветуете…

Я ничего не могу посоветовать: как я могу советовать, если я этого не испытывал. У меня довольно много учеников, довольно разнообразная область деятельности в лаборатории. Когда тебе позвонят пять человек и спросят, когда ж ты наконец отредактируешь статью или когда они хотят поговорить, то тут выгорай, не выгорай, а деваться некуда. Поэтому второй вариант ответа: может быть, и было [выгорание], просто я не заметил. По-видимому, в значительной степени это связано с тем, что я много чего делаю одновременно и я просто разнообразный.

Вы из года в год сюда приезжаете, приходите на летнешкольные фестивали, рассказываете лекции, общаетесь с нами всеми, с летнешкольниками. Можете, пожалуйста, рассказать: что вообще для вас «Летняя школа» и почему вас так сюда тянет?

Эту лекцию, я думаю, на пяти разных школах уже в этом году рассказываю. Тут есть два ответа. Короткий ответ: всякое живое существо хочет размножаться. Ученые размножаются путем чтения лекций и завлечения других в ряды ученых. Это просто часть эволюционной программы. А содержательный ответ состоит в том, что для меня это часть общественного договора. Мы занимаемся наукой на деньги налогоплательщиков. Мы должны налогоплательщикам или их детям рассказывать, чем мы занимаемся. Это такой common good. Это то, что надо делать, просто потому что это надо делать. Кроме того, это прикольно.






По-моему, один год вы даже готовили с нами.

Я тогда приехал слишком рано, и мне сказали: иди капусту резать. Сейчас я стал умнее и приехал уже не так рано.


Интервью: Лиза Егорушкина

Фото: Наташа Булдакова